Конспект урока истории на тему "Забыть невозможно"

Забыть невозможно

К 70-летию победы в Великой Отечественной войне я и группа моих одноклассников под руководством Ирины Николаевны (нашего классного руководителя) работаем над проектом «Оз$ерчане - малолетние узники фашистских лагерей».

Когда-то Ирина Николаевна рассказала нам о блокадном Ленинграде.

А потом мы узнали о людях, переживших у$жасы фашистских концлагерей. В годы войны с 1941 по 1945 более 5 миллионов детей стали их узниками.

Оказывается, среди жителей нашего города есть те, кто прошел эти страшные испытания, кто имеет статус «малоле$тний узник фашистских лагерей».

Они еще живы. Но их осталось лишь несколько человек.

Нам захотелось узнать об этих людях, встретиться с ними, услышать их истории, записать их.

Я хочу рассказать о судьбе Геннадия Яковлевича Колесникова, чье детство прошло в немецкой оккупации и в одном из фашистских лагерей.

$Когда началась война, Геннадию Яковлевичу было всего 2,5 года. Конечно, он много не помнит. Но некоторые эпизоды так потрясли маленького мальчика, что остались в его памяти навсегда.

$Его семья: мама, папа и 4-х летний брат жили в Воронежской области на берегу реки Дон. Это место называлось Гремячье.

Он помнит то ощущение тревоги летом 1941 года, которое шло от родителей. Вроде все как обычно, они с братом, катались на велосипеде, а родители были очень беспокойными, напряженными.

Все знали, что началась война, об этом объявили по радио, но никто не знал, где немцы.

Отец Геннадия Яковлевича работал в Райкоме, поэтому у него была возможность 1 раз в 3 дня выезжат$ь «навстречу фронту, в ближайшие поселки, чтобы узнать, где немец, куда он продвигается». Ведь нужно было знать - эвакуировать население или нет.

«В один день - рассказывает Геннадий Яковлевич,- отец уехал, чтобы узнать и сразу вернулся. Нас погрузили с братом в телегу. В течение получаса нам собрали все что могли, и дедушка с нами поехал, нас проводи$ть через Дон.

Я помню, чтобы спуститься к берегу, там был бугор, надо было ехать вниз. И тут самолеты начали летать и бомбить переправы через Дон. Всё начали бомбить. А мама нас закрыла одеялом, чтобы не видели всего происходящего, но мы же ма$ленькие и нам интересно, самолеты гудят, и нам посмотреть хочется. Ну и вот немцы разбомбили переправу, часть переехала, другая не успела. Мы не переехали...»

Так что эвакуироваться семье Геннадия Яковлевича не удалось, и какой-то период они жили в немецкой оккупации. Но об этом времени он почти ничего не помнит.

А когда наши войска отстояли Сталинград, немцы согнали все население в овраг, который обне$сли колючей проволокой. Взрослых утром угоняли копать траншеи и укрепления для немцев. Мужчин среди них было мало: все были на фронте. И отец Геннадия Яковлевича тоже.

«Овраг – рассказывает Геннадий Яковлевич,- в котором мы находились, охранялся немцами, вооруженными автоматами. И вот я помню, выш$ли из барака, а немец был не далеко. И он палку кинул, а я успел нагнуться, и палка влетела в дверь, я перепугался, это я помню. Но я не понимал всего, что происходило, я думал, что так и должно быть».

Когда взрослые уходили, дети оставались в овраге одни. Один на один со страхом, вечным голод$ом, тревожным ожиданием, вернутся ли родные.

А потом они с братом заболели скарлатиной. Все думали, что умрет младший - Геннадий, а умер старший брат. Ему было всего 5 лет. Геннадий Яковлевич помнит, как брата погрузили на телегу и увезли…

В овраге много людей умирало от голода. Узников не кормили. Бабушка Геннадия Яковлевича рассказывала ему, что немцы иногда в овраг кидали мертвых лошадей. Люди их варили и ели…

Таких лагеря было три. Лаг$ерь №70, в котором находился Геннадий Яковлевич, был самый жесткий. И все же Геннадий Яковлевич считает, что им повезло. Потому что, если бы их угнали в Германию, они бы стали рабами.

«В январе месяце – рассказывает Геннадий Яковлевич» войска нас освободили, это был 1943 год начало января, было холодно, мы ехали в деревню, на лошади, приехали, там дом дедушки остался цел,$ и мы остались в нем жить».

О многом еще узнали мы от Геннадия Яковлевича: о том, как погиб от снайперской пули его отец; о послевоенном голоде 1946 года, (когда родители не пускали детей в школу, потому что сил от голода не было): о том, что почти в каждый дом приходили с фронта похоронки, и «плакали в голос, всей деревней»; о том, как возвращались искалеченными те, кто остался жить: о том, как поехал в 1970 году на Украину, чтобы найти могилу отца…

$На памятнике братского захоронения Геннадий Яковлевич нашел его фамилию. И потом еще много раз приезжал туда со своей семьей, чтобы дети знали, где похоронен их героический дед, чтобы память о нем жила.

Очень тяжело было слушать эти воспоминания. В конце своего рассказа Геннадий Яковлевич сказал: «А ребятам надо помнить, что была страшная война. Допускать, чтобы была война, нельзя. Это страшно».

$ Мне кажется, что такое забыть невозможно.

9 мая исполнится 70 лет со дня Победы над фашистской Германией. Мы обязательно еще встретимся с Геннадием Яковлевичем, поздравим его с праздником, пожелаем здоровья и долгих лет.

$ Я хочу, чтобы все, кто испытал на себе ужасы этой войны, были живы и здоровы!

$3

Post Comment