Портрет Александра Сергеевича Пушкина. История создания

Портрет Александра Сергеевича Пушкина. История создания.

$  

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.
Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных Аонид.
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид.
Александр Пушкин

$ Василий Андреевич Тропинин (1776 (или 1780) – 1857) – его «должно причислить к числу тех артистов, которые делают честь отечеству своими необыкновенными талантами»
Один из самых выдающихся русских портретистов Василий Тропинин родился в Новгородской губернии в семье крепостного крестьянина, принадлежавшего графу Миниху. Когда дочь хозяина выходила$ замуж за графа Моркова, то Тропинин в качестве приданого оказался у нового барина. В 1790-х Морков отправил Василия в Петербург учиться кондитерскому делу, но юноша использовал эту возможность для того, чтобы тайно посещать лекции в Академии художеств. Его успехи в искусстве все же поспособствовали тому, что бари$н разрешил художнику стать в Академии вольнослушателем. Тем не менее, так и не закончив образования, он был вынужден выехать вслед за Морковым в Украину, которая, впрочем, стала для живописца тем, чем для многих выпускников Академии была тог$да Италия. Постепенно заслуги Тропинина как художника все больше привлекали внимание общества, и в 1823 году он получил вольную, стал полноправным академиком, и поселился в Москве в доме на Ленивке близ Большого Каменного моста, где и был написан знаменитый портрет поэта Александра Пушкина.


Портрет был написан художником с натуры в 1827 году, однако относительно того, кто был заказчиком картины, до сих пор нет единого мнения. Согласно одной вер$сии, портрет был заказан Тропинину другом Пушкина Сергеем Александровичем Соболевским, которому якобы хотелось иметь изображение поэта таким, «как он бывал чаще, не приглаженным и припомаженным». Другая версия гласит, что Пушкин сам заказал этот портрет для Соболевского, «и поднес его, в виде сюрприза, с разными фарсами». Современники также рассказывали, что картина после написания была отправлена Соболевскому за$ границу, но во время пути ее подменили на копию. В 1850-х годах оригинал нашелся в лавке одного торговца картинами, где на него обратил внимани$е князь Оболенский. После того, как Тропинин узнал и подтвердил свою работу, Оболенский приобрел картину. В 1909 году наследники Оболенского продали портрет в собрание Третьяковской галереи, откуда потом его перенаправили в Ленинград – в Пушкинский дом. С 1953 года портрет числится в $собрании мемориального музея-квартиры А. С. Пушкина, что на Мойке, 12.

«Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит»


Еще в XIX веке исследователи творчества Пушкина отмечали, что «русская публика остается недовольною почти всеми портретами поэта, сделанными при его жизни». В 1827 году один из современников писал о портрете Тропинина: «Физиономия Пушкина, столь опреде$ленная, выразительная, что всякий хороший живописец может схватить ее, вместе с тем и так изменчива, зыбка, что трудно предположить, чтобы один портрет Пушкина мог дать о ней понятие». Очевидно, публике хотелось видеть на портрете не только внешнее сходство, но и материальное воплощение того поэтического дара, которым обладал Александр Сергеевич. В то $же время, Иван Тургенев заметил: «Отличительная черта поэзии Пушкина — изящная и умная простота, и эта именно простота должна проявляться в самом изображении поэта». Кажется, что именно этой прос$тоте и следует в своей работе Тропинин. Сам же Пушкин вовсе не был склонен преувеличивать достоинства своей внешности: в одном из первых его стихотворений, написанном на французском языке в 1814 году, есть такие строки: «Настоящий демон в шалостях, настоящая обезьяна по виду, я ветреник большой и даже чересчур». Другой знаменитый портрет поэта, более строгий и скорее официальный, написан в том же 1827 году Орестом Кипренским, и дает возможность сопоставить две разные ипостаси на$ционального гения.

Портрет А. С. Пушкина
Орест Кипренский
1827 год
Холст, масло
Государственная Третьяковская Г$алерея

«Так Риму, Дрездену, Парижу известен впредь мой будет вид»


$Вообще, отличительные черты многих портретов Тропинина – это камерность, теплота и уют. Его модели подчас предстают не в мундирах и фраках, а в простой домашней одежде. Художника так и называли – «халатный живописец», а когда заказывали портрет, уточняли: «только непременно в халате». Вот и Александр Сергеевич кисти Тропинина по-домашнему растрепан, непринужденно свободен и расслаблен. Из-под его халата виднеется ворот белой рубахи, а на шее небрежно повя$зан платок. Широкие складки халата, напоминая античные одеяния, создают при этом впечатление некоторой торжественности. Во всей его позе чувствуется внутреннее достоинство и гордость за свое призвание. Легкий разворот и застывшее импульсивное движение вносит в изображение эффект динамики: он величав и в то же время порывист. Гордо приподнятая голова направлена вправо, лицо внимательно и сосредоточенно. Взгляд широко раскрытых глаз вдохновенно устремлен вдаль. Иными словами, в этом портрете воплотилось и состояние творческого вдохновения, и внутренней собранности, и человеческой теплоты. На$ правой руке, что покоится на столе с бумагами, можно разглядеть два перстня, которые имели очень большое значение в жизни Пушкина.

«Прощай, надежда; спи, желанье; храни меня, мой талисман»$


Кольцо на ук$азательном пальце представляет собой золотую витую печатку с восьмиугольным сердоликом темно-красного цвета — это подарок Елизаветы Воронцовой. Пушкин относился к нему особенно трепетно, и считается, что знаменитое его стихотворение «Храни меня, мой талисман» воспевает именно этот перстень. После гибели Пушкина «талисман» побывал у многих великих русских писателей, в том числе у Василия Жуковского и Ива$на Тургенева. Последний завещал его Льву Толстому, но Полина Виардо передала кольцо в Пушкинский музей Александровского лицея, откуда потом оно и пропало бесследно после пожара в 1917 году. На большом пальце поэта еще один перстень с изумрудом квадратной формы, происхождение которого не известно. Вдова Пушкина Наталья Николаевна подарила его сначала Владимиру Далю, затем перстень хранился у президента Императорской $Академии великого князя Константина Константиновича. В 1915 году из Академии его передали в Пушкинский дом, а оттуда в 1953 — в Музей Пушкина на Мойке.

Еще записи

Leave a Comment