Урок для 8 класса на тему «Художественные особенности рассказа Л.Петрушевской»

III районная научно-исследовательская конференция

Секция: $литература

Урок для 8 класса на тему «Художественные особенности рассказа Л.Петрушевской»

$

$

Выполнила:

Романова Влада, 8 А класс.

$ Гимназия №32

Научный руководитель

Стецко Т.В., учитель

$ русского языка и литературы

Новокузнецк, 2009

Содержание

1.Содержание……………………………………………………………1

$2.Введение……………………………………………………………….2

3. Основная часть………………………………………………………..3

4.Заключение…………………………………………………………….8

5.Список литературы……………………………………………………9

$

$

$I Введение.

Людмила Петрушевская. Это имя – одно из значительных из числа современных писателей России. Какие бы невероятные вещи она не рассказывала, голос её никогда не лгал, он звучал музыкой, не сочинённой, а рождённой законами природы. [3]

$ Она родилась в Москве, окончила МГУ, работала корреспондентом на радио, редактором справочного отдела телевидения. Литературным творчеством начала заниматься после двадцати пяти лет. Писала рассказы, сказки, сценарии мультфильмов, сочиняла пьесы. Успехом у зрителя и сегодня пользуются «Уроки любви», «Три девушки в голубом», «Московский хор». Людмиле Петрушевской бы$ла присуждена Пушкинская премия.

Писательница черпает сюжеты, где приходится, подчас просто на улице, «там, где у человека есть пока ещё время».

Персонажи Петрушевской проживают трудную, несчастливую жизнь, а условия их существования притупляют их чувства. Её герои живут рядом с нами, но мы стараемся не замечать их, чтобы не причинять себе лишн$юю боль от вида чужих страданий. Она пишет о том, что происходит повседневно, ежечасно, пишет обнажено просто, зачастую безысходно страшно. Мелкие злодейства, в которых герои имеют экстремальные судьбы, не типичные в своей исключительности, - вот тема её произведений. Вообще, творчество Петрушевской в высшей степени метафизично. За её простенькими на первый взгляд маленькими рассказиками стоят глубокие и вечные вещи. Её «житейские» рассказы – настоящие притчи.[6]

II. $Основная часть.

Впервые с творчеством Людмилы Стефановны Петрушевской я познакомилась, прочитав рассказ «Дядя Гриша». Он и стал предметом нашего исследования. Необычность сюжета и стиль автора поразили настолько, что появилось желание прочитать другие произведения современной$ писательницы, понять художественные особенности её творчества.

Тема данной работы – «Художественные особенности рассказа Л.Петрушевской «Дядя Г$риша».

Цель – выявить художественные особенности указанного рассказа.

Задачи:

1.Позна$комиться с эстетическими положениями постмодернизма.

2. Исследовать мотив и фабулу произведения.

3. Рассмотреть проблему произведения.

4. Исследовать особенности сюжета как «отражение динамики действительности в форме развёртывающегося в произведении действия, в форме внутренне связанных поступков персонажей, событий, образующих известное единство, составляющих некоторое законченное целое»

Творчество Л. Петрушевской относят к постмодернистскому$ направлению. Постмодернизм – философское и художественное направление, активно развивавшееся во второй половине прошлого века и не менее активно развивающееся в наше время. Основной особенностью постмодернизма является то, что посмодернистский текст рассматривается «как игра с читателем, как некоторая загадка, которую читателю предлагается разгадать». [5]

Но если рассматривать данный рассказ, то, скорее, его можно отнести к неореализму.$

НЕОРЕАЛИЗМ - течение в литературе второй половины ХХ века: так

$

называемая "традиционная проза", ориентированная на традиции классики

(возвращение к реалистической эстетике XIX века) и обращенная к

историческим, социальным, нравственным, философским и эстетическим

проблемам современности.

Для этих направлений хар$актерно обращение к материалу современной жизни и невиданная для литературы предшествующих лет активность, даже резкость в выражении авторской позиции. Перед читателем раскрывались неприглядные картины современного быта и нравственной деградации человека: алкоголизм и наркомания, необузданная преступность, разнузданные проявления животных инстинктов в человеке, его духовное обнищание (в данном рассказе вспомним подростков, которые убили дядю Гришу). Столь «кричащий» материал обусловил и формальные качества текстов: произведения казались стилистически несбалансированными$ и даже неотделанными; пропорции светлого и темного резко сдвинуты, явно преобладают темные тона. [7]

Уже в ранних рассказах, не отказываясь в целом от реалистического письма, она позволяет себе пренебречь проверенными, общепринятыми художественными средствами: пейзажем, отчётливым портретом, формальной композиционной завершённостью, даже роль метафоры она сводит к минимуму. Среди бесчисленных клише соцреализма родилась уникальная, только ей присущая манера повествования. Изломанный синта$ксис приближается к разговорной речи, а каждое слово точно находит своё прочное место во фразе, сообщая тексту энергию живого, напряжённого организма. Многих прельщал этот путь, внешне доступный. Темы для своих рассказов автор берет из череды повседневных событий. Писательница показывает мир, далекий от благополучных квартир и официальных при$емных. Ее героинезаметные, замученные бытом люди, тихо страдающие в своих неприглядных дворах и коммунальных квартирах. Писательница показывает нескладную жизнь, в которой отсутствует какой-либо смысл. Привычные для$ каждого читателя картины не мешают автору поднимать и решать серьезные нравственные проблемы.

Петрушевская пишет короткие рассказы. Среди них есть такие, что занимают две-три машинописных странички. Но это не миниатюры, не этюды или зарисовки. Эти рассказы столь необычны, что некоторые из них при первом прочтении могут вызвать недоумение: неясно, о чём они написаны. Только лир$ические стихи непересказуемы. Сюжет прозаического произведения чаще всего нетрудно пересказать.

Рассказ «Дядя Гриша» написан от первого лица. Молодая женщина снимает на лето часть сарая в подмосковном посёлке и невольно наблюдает жизнь своих хозяев: дяди Гриши, тёти Симы и их взрослых детей. И вот странность – она о них не рассказывает, а только упоми$нает. Может быть, потому не рассказывает, что ничего не происходит? Какое там – ведь дядю Гришу убивают. Но об убийстве мы узнаём от неё почти случайно, из попутного, сделанного вскользь замечания. О чём же ведётся речь?

Задавшись этим вопросом, с любопытством обнаруживаем, что чуть ли не в каждом абзаце обсуждается опасность одинокого проживания на отшибе. «Множество опасностей подстерегало одинокую женщину на пути от станции к дому, по улице без фонарей. Позднее именно в нашем закоулке и погиб мой хозяин. Дядя Гриша, но я всегда странным образом верила в безопасность и в то, что никогда и никто в конечном счёте меня не тронет» Мотив опа$сности звучит на протяжении всего рассказа. Так основательно исследуется этот вопрос, что вырастает почти в проблему. Зачем – не сразу разберёшь, но именно он формирует сюжет.

Следующая особенность рассказа – фабула. Автор$ может рассказывать историю, прибегая к нарушениям хронологической последовательности событий, к перебоям, к задержанной экспозиции, к перерывам («на самом интересном месте») и т.д. Возможность такого построения особенно наглядно обнаруживает потребность в понятии фабулы, которым обозначается повествовательная основа, прямая последовательность рассказанных со$бытий, как она может быть в конечном счёте восстановлена читателем, в отличие от сюжета, который образуется последовательностью событий в том виде, в каком она сообщается автором.[2]

Фабула в расс$казе «Дядя Гриша» подаётся как нечто маловажное: не рассказывается, а выясняется попутно, по частям, непоследовательно и беспорядочно. Но и сюжет сам по себе на удивление мало о чём говорит: кто находился в опасности, остался невредим, а тот, кто её не ждал, сражён своенравным роком. Что-то водевильное, анекдотическое содержится в капризе обстоятельств, несмотря на убийство. Коварство судьбы, впервые явившееся человеку, вероятно, поразило его ум. Слишком известное, чтобы служить темой для размышлений, оно привычно становится объектом насмешки. Отсюда устойчивые иронические словосочетания вроде «игра форт$уны», «причуды судьбы» и т.д.

А рассказ грустный. Не покидает горькое чувство безысходности. Не весть откуда пришедшее, оно возникает как-то вне фабулы и сюжета. Дядю Гришу убивают, но мы узнаем об этом так, что смерть не возбуждает ни страха, ни жалости, как бы "из равнодушных уст". И мы равнодушно ей внимаем.

Сюжет в рассказах Петрушевской возникает из неупорядоченных частей$$ фабулы, события и факты предстают в разрозненном виде, непоследовательно. Смысл складывается из разнородных элементов, из обмолвок и повторов, топтания на месте, проходных сценок и отступлений, сплошного, можно сказать, отступления. Мне кажется, это похоже на стихи. "В стихах сверкает смысл, как будто перестрелка". Поэтическая мысль — алогическая мысль. Ритм устанавливает в стихах перекрестные связи. Сюжет в поэзии строится иначе, чем в прозе, — свободно, ассоциативно, непоследовательно. Начиная стихотворение, поэт может не знать, о чем пойдет речь в следующий миг. Смысл возникает по подсказке ритма и рифмы.

$Автор рассказа обычно с самого начала представляет себе предмет описания. И Петрушевская, конечно же, во всех рассказах заранее знает, что она будет описывать. Она знает это, но... не описывает! Она обходится без описания так, будто пишет стихи. Эта разорв$анная фабула, читаемая по складам, собираемая по клочкам.

Сюжет у Петрушевской, вместо того чтобы развиваться, концентрируется вокруг какого-то одного момента или эпизода. Обычно у нее к началу рассказа действие уже завершилось и ситуац$ия получила определенность. Но так как рассказывать надо постепенно, хотя и не обязательно последовательно, автор сосредоточивается на какой-то одной точке, не самой важной, и подтягивает к ней все, что относится к данной ситуации. В рассказе "Дядя Гриша" эта боковая точка ситуации, ставшая центральной точкой сюжета,проблема опасности-безопасности.

Обратимся к образу главного героя. Дяди Гриша - вежливый, пунктуальный, скромный, застенчивый. Рассказчица так пишет о нём: «А я-то поняла, что дядя Гриша толокся у меня под окнами, но постеснялся сказать, что пора уходить, вообще постеснялся что-либо сказать. И странное дело — та жалость, которую я испытывала, когда дядя Гриша тянулся к оголенному проводу, стоя на сарае, еще более возросла. Мне было жалко$ дядю Гришу теперь и из-за того, что он настолько не может сказать слово, так беззащитен, что, даже договорившись с кем-нибудь, не способен напомнить о деле и решает лучше уж не поднимать шума. Мне виделся в нем какой-то маленький, робкий работник, вечный труженик, о котором никто не подумает и который сам меньше всех о себе думает,— хотя, может быть, ему просто неудобно было брать меня с собой по грибы, а отказать мне он посте$снялся: с чего бы это отказывать? И то, что он ушел один, был у него не жест отчаяния, а просто решительность человека, который, в конце концов плюнул на приличия и поступил как удобней ему самому. Однако тогда я восприняла его уход как именно застенчивость.» [1]

Смутная тревога охватывает читателя, читающего эпизод о починке электрического провода. «…тетя Сима послал$а на крышу моего сарая дядю Гришу — подтянуть провисший провод. Я тоже вместе с тетей Симой смотрела со двора, как дядя Гриша топчется на крыше и никак не$ может сообразить, как ему дотянуться до провода, а тем более его натянуть. Тетя Сима беспокоилась о сарае, как бы окончательно провисший провод не поджег крышу. Я же, глядя на то, как топчется наверху дядя Гриша, почему-то думала о том, что дядя Гриша сейчас погибнет, дотронувшись до провода,— но мысли эти текли так же поверху, как мысли о гангстерах и о липком пластыре, которым они заклеивают рот жертвы. Дядя Гриша не дотянулся до провода, а тетя Сима беспокоилась, чтобы он как следует $слез оттуда, и одновременно говорила, что придется звать монтера и давать ему на бутылку, а то сарай спалится.

Но мне хорошо запомнился дядя Гриша наверху сарая, вздымающий руки в десяти сантиметрах от смерти, и тетя Сима внизу, неспокойная за дом, как все хозяйки.» [1]

Мы опасаемся за жизнь Дядя Гриши и п$онимаем, что скорая гибель как будто предписана ему, не сейчас, значит позже.

III. Заключение.

В заключение можно сказать, для того, чтобы понять этот рассказ, нужно было рассмотреть особенности сюжета. Обратимся к поэтике заглавия. Рассказ называется «Дядя Гриша», но об этом герое упомянуто лишь вскользь. А ведь именно на нём держится вся семья и вокруг него разворачиваются все события. «Семья его после его смерти распалась. Василий бросил Зину, а $старуха сошла с ума и выкапывала мужа из могилы с целью доказать, что у него были покусаны руки. Но этого никто ей не засвидетельствовал, труп уже разложился и ничего не осталось от дяди Гриши, и только Владик всё ещё живёт с матерью и всё так же робок и надеется на счастье».[1]

$Мир прозы Людмилы Стефановны Петрушевской, первоначально воспринимавшийся критикой и читателями как сниженный, натуралистический, сегодня оборачивается высокой литературой. Петрушевская творчески перерабатывает эстетические мифологемы и критического реализма, и соцреализма, и постмодернизма, формируя свое свободное, трагическое слово о$ мире. [4]

Список литературы

1. Авторский сборник рассказов в 4 томах. Рассказ Дядя Гриша, том 1, с.205-209. М.: Вече, АСТ,2008 .

2. Словарь литературоведческих терминов. И. А. Елисе$ев, Л.Г. Полякова. «Феникс» Ростов-на-Дону, 2002.

3. Гощило Е. Страдающий мир Л. Петрушевской // Общественные науки и современность. 1991.

4.Гощило Е. Художественная оптика Петрушевской: ни одного «луча света в темном царстве»// Русская литература ХХ века. Екатеринбург УРГУ,1996. Вып.3

6.Костикова А.А. Постмодернизм: феминистская критика// Материалы Ломоносовских чтений. М. 1997.

$

6.Кузнецова Е. Мир героев Петрушевской// Современная драматургия. 1989.

7. Учебник 11 класс, Русская литература ХХ века. Под редакцией В.В. Агеносова М.: Дрофа, 2001

Post Comment